Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Наверх
12 июня 2019, Кино Mail.ru

Агата Муцениеце: «Мы с Пашей таких сцен вместе еще не играли»

Супруга Павла Прилучного и его партнерша по проекту «В клетке» — о самой откровенной сцене в своей карьере, актерском будущем детей и роли мечты

Вы снялись в проекте «В клетке» (многосерийный боевик о бойце смешанных единоборств стартует 13 июня на видеосервисе Start, а после — на телеканале НТВ. — Прим. ред.), где ваш супруг, Павел Прилучный, выступает продюсером и исполнителем главной роли. Что можете рассказать о своей героине?

— Ольга, как и все персонажи этого сериала, — сломленный человек. Нынешняя форма ее существования приобретена болезненным способом – в результате предательства, несчастливой истории любви. Она обозленный на весь мир «ежик», который нападает первым, пока ему не успели сделать больно.

А как она выглядит?

— Она сама себе не нравится и не видит смысла нравиться окружающим.

Она хоть чем-то похожа на вас?

— Не знаю, когда я рассказывала своим друзьям и коллегам, как мне тяжело играть такую независимую девушку, мне отвечали: да нет, это точно в тебе где-то сидит. (Смеется.) Я понимаю, что, возможно, когда-то, в свои 17-18 лет, я «включала» пацана: была худая, короткостриженая, даже разговаривала соответствующе. Может быть, эта часть меня в Ольге откликнулась.

Что было самым сложным в работе над этой ролью?

— Это в целом одна из самых тяжелых моих ролей. Потому что у меня с героиней мало общего. Режиссер мне иногда говорил: «Ты сейчас не как Ольга, ты как Агата разговариваешь». Я много работала над ролью, вдохновлялась фильмом «Монстр» с Шарлиз Терон: там видно, какую актриса проделала работу — в том, как она курит, как разговаривает, как двигается, очень много драмы.

Кто больше всего поддерживал вас? 

Конечно, Паша. Я вообще не считаю себя гениальной актрисой, я очень самокритична. У меня как у ребенка: если меня не похвалить, не сказать, что я на верном пути, я быстро сдамся. А Паша мне говорил, когда я попадала в десятку. Для меня это очень важно — знать, что сцену я сыграла хорошо.

Ольга сильно отличается от героинь, которых вам раньше приходилось играть?

— По-моему, кардинально! Она вообще ни на кого не похожа. Чаще всего продюсеры предлагают роли, отталкиваясь от типажа человека. Та же Шарлиз Терон часто играет красоток, элегантных дам, роковых женщин. Такого «сбитого летчика» предлагают редко, и это печально. Я надеюсь, что продюсеры, посмотрев сериал «В клетке», поймут, что многогранность заключается не только в типаже, и начнут предлагать мне необычных персонажей.

В одном из своих интервью вы говорили, что в сериале «В клетке» была самая откровенная сцена за всю вашу карьеру. Как вам дались эти съемки?

— Мне нормально. Бедный Паша. Он очень переживает, не любит, когда я оголяюсь перед камерой. А здесь сцена изначально была прописана очень откровенно.

Сначала Паша пытался сделать ее менее интимной, но потом мы поняли, что такой ход будет очень выбиваться из стилистики фильма, будет очевидно, что продюсер не захотел раздевать свою жену. И мы нашли способ сделать сцену откровенной, но не полностью раздеваться. Мы с Пашей таких сцен вместе еще не играли.

Но ведь он как продюсер мог настоять на том, чтобы этой сцены не было вовсе?

— Нет, он не мог нарушить стилистику фильма. Паша, как адекватный человек, понимает, что какие-то сцены необходимы для сохранения целостности стилистики.

А вам самой комфортно сниматься обнаженной?

— Мне вообще все равно. Я могу голой пробежать по улице. Это Паша переживает. (Смеется.)

А есть что-то, чего вы не сделаете в кадре никогда?

— Нет таких вещей. Хотя некоторые современные режиссеры снимают так, что актеры занимаются любовью по-настоящему в кадре — вот это для меня необъяснимо. Все, что можно сыграть, — я считаю, нужно сыграть. Я ходила на мастер-класс Марио Касаса и спросила у него: есть ли у вас табу в кино? А он говорит: «Это странный вопрос, у актера не может быть табу в кино».

Актер — это инструмент, на котором играет режиссер. Если ты доверился этому режиссеру, согласился играть в его фильме — будь добр, делай все, что тебе говорят. Это у нас русские такие: ой, этого я делать не буду, это я не надену. Западным звездам это не свойственно.

«В клетке» — ваша восьмая совместная работа с Павлом Прилучным. Почему вы так часто играете вместе? Продюсеры специально ставят вас вместе?

— Честно говоря, я не знаю. Один-единственный проект был «Проспекты» (рабочее название сериала «Возмездие» — Прим. ред.), когда нас осознанно поставили вместе. А так это всегда пробы. Помню, на «Квест» Пашу уже утвердили, искали ему партнершу, и долго-долго меня не хотели даже пробовать просто потому, что мы все время снимаемся вместе. В итоге мой директор уговорил продюсеров: просто попробуйте, что вам стоит, ну а вдруг. И в итоге меня утвердили — мне сказали, что была какая-то правильная химия в кадре. Видимо, у нас действительно в кадре есть химия, которая нравится зрителю.

Вам комфортно работать вместе?

— Да. Мы работаем вместе всю жизнь. Вместе катаемся с антрепризой уже два года, много вместе снимаемся, свободное время проводим вместе — все делаем вместе. Это наш образ жизни.

У вашей героини Ольги есть сын Тимофей. Почему эту роль исполнил не ваш сын Тимофей?

— Он по возрасту не прошел, нужен был мальчик старше. Ну и Паша пока не хочет, чтобы Тимоша снимался в кино. Я согласна с мужем, никогда не видела, чтобы детская популярность принесла позитивный эффект. Чаще всего ребенок не готов столкнуться с популярностью, с испытанием славой. Чтобы такое выдержать, надо иметь сформировавшуюся психику. Мало кто из детей способен вынести даже позитивный ажиотаж вокруг своей персоны, чаще их начинает «штормить», примеров много: Маколей Калкин, Бритни Спирс. Паша не хочет, чтобы Тимофей становился знаменитым ребенком, потому что он к этому не готов.

Но он уже снимался в проекте «Главная роль».

— Да он там три секунды танцевал! Он хочет на сцену, хочет выступать, сниматься, поэтому совсем запрещать — тоже неправильно.

Но мы не из тех родителей, которые водят детей на пробы утром и вечером – так, чтобы график у них был плотнее, чем у нас. Я не считаю, что нужно лишать ребенка детства.

А дочь не проявляет интереса к актерству?

— Мия — это отдельная история! Не знаю, как ее сдержать, чтобы она не неслась в кадр. (Смеется.) Недавно я снимала рекламу для инстаграма, она там не должна была участвовать вообще. Я сняла дубль с собой, и она такая: «А теперь я!» И повторила все, что делала я. Мне понравилось, я смонтировала нас параллельно, и заказчики тоже сказали, что это весело и смешно. Она, конечно, очень способная девочка, но еще совсем малышка, ей три года.

Кто в вашей семье главный критик?

— Дети, наверное. Но «В клетке» мы им не покажем. (Смеется.) Вообще, мой главный критик — моя мама, она смотрит все мои проекты, и если ей что-то не нравится, по-честному говорит об этом.

Во время загрузки произошла ошибка.

Вы сейчас очень востребованы: кино и сериалы, инстаграм, влог. Есть еще какие-то проекты в планах?

— Мы сняли пилотную серию веб-сериала «Ты ж мать!» — это саркастический сериал про мамочек, про разные психотипы. Есть идея, она уже написана, но пока нет спонсоров. Пилотную серию мы залили на мой канал на YouTube, она очень хорошо зашла — всем понравилась тема, все смеялись, мне многие подруги потом звонили и говорили, что в героинях узнали себя. Мне кажется, это интересный и необходимый контент сейчас.

Интернет-шоу не хотите запустить?

— Сейчас все запускают интернет-шоу. При этом я не вижу качественного контента. Мне понравилась только у Топольницкой идея — звонить друзьям и проверять их на прочность (YouTube-проект актрисы Юлии Топольницкой «Имей друзей» — Прим. ред.). Это прикольно. Остальное — скучно. Повторять Дудя? Многие это сделали и провалились.

А как вам новое направление – так называемые вайны?

— Ой, нет. Я люблю это смотреть, если это талантливо. Но это не мое направление — там много утрирования, кривляния, не мой жанр, мне будет тяжело.

Как вам такая тенденция, что сейчас некоторые блогеры, влогеры и вайнеры популярнее профессиональных артистов?

Популярность — не самоцель для артиста. Я не видела ни одного блогера или певца, который сыграл бы талантливо в кино. Они все выезжают на своей медийности.

Если ты медийный человек, это не значит, что ты должен идти в кино или театр. Ты прекрасно снимаешь вайны — делай это, снимаешь блоги в YouTube — делай это. Не надо лезть туда, где ты не сможешь сделать круто.

Вот Анастасия Ивлеева попробовала сыграть в сериале «Туристическая полиция».

— Я не видела, но мне кажется, что это априори плохо.

Она осталась недовольна своей игрой.

— Потому что надо учиться.

Да, она признала это.

— Молодец! Лучше признать ошибку, исправить и идти дальше, чем говорить: нет-нет, я замечательно смотрюсь. Надо работать над собой. Пойти отучиться и работать в своей сфере, а не лезть везде — я и писатель, и блогер, и модель, и телеведущая, и актриса — все умею делать! (Смеется.)

Вы следите за количеством просмотров, количеством подписчиков?

— Да, у меня более полумиллиона подписчиков на YouTube, и я очень счастлива, я заболела этой темой. Но опять же, я ничего не делаю специально: не хочу снимать — не снимаю, не хочу выкладывать — не выкладываю. У меня нет программы блоггинга на неделю. (Смеется.) А насчет телеведущей — у меня есть образование, это все входит в программу актерского мастерства в высших учебных заведениях.

Кстати, вы же вели «Голос. Дети»!

— Да, это было прекрасно!

Дмитрий Нагиев покорил вас?

Он меня покорил, когда мне было восемь лет. (Смеется.) Он действительно прекрасный! Он умный, харизматичный, талантливый. Плюс он очень сильно поддерживал меня и так уверенно говорил, что все будет нормально, что я расслаблялась. Это же был мой первый опыт в прямом эфире. Он мужчина, настоящий мужчина.

Павел не ревновал?

— Нет. (Улыбается.) У Паши есть шутки на этот счет, но я не буду их повторять.

Хотели бы повторить опыт телеведущей?

— Да, с радостью. Я бы очень хотела вести какой-нибудь трэвел-блог, но меня смущает длительное отсутствие дома. Да какую угодно передачу бы вела, не обязательно про путешествия — что-нибудь детское, может…

Видите себя на каком-нибудь канале?

— HBO! (Смеется.)

Кстати, какие сериалы смотрите?

— Все! Сейчас смотрю «Чернобыль». Досмотрела «Игру престолов».

А в каком жанре хотелось бы поработать?

— Я очень люблю тонкие психологические штуки в кино. «Миллиарды», «Карточный домик» обожаю — в чем-то таком хотела бы сыграть. Ну, про «Игру престолов» не буду говорить, все мечтают сыграть Мать драконов. Это так романтично!

А роль мечты у вас есть?

Все роли прекрасны. Но мне бы хотелось сыграть какую-нибудь сумасшедшую проститутку — что-нибудь такое безбашенное.

А еще хотела бы сыграть какое-нибудь размножение личности. Как у Билли Миллигана, про которого я читала, смотрела интервью, и это так меня заворожило. Мне кажется, это просто архисложно сыграть. «Сплит» прекрасный фильм, там не до конца филигранно это сделано. Есть очень прикольный русский сериал «Обычная женщина» — там ощущение, что у главной героини раздвоение личности: она из такой обычной превращается в жесткую, решающую какие-то жуткие проблемы. Это прикольно, с радостью взялась бы за что-то такое.

Беседовала Анна Гоголь

Поделиться с друзьями!
Смотрите также
История моих просмотров
СкрытьПоказать