Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Наверх
14 июля 2018, 12:00, Mail Кино

К 100-летию Бергмана: изучаем жизнь по фильмам режиссера

Попытаемся найти и рассмотреть в главных фильмах великого шведского режиссера вечные константы нашей бренной жизни — и через них прийти к пониманию не только творчества Ингмара Бергмана, но и самих себя
1/8

О том, что мечты всегда разбиваются о быт, — «Лето с Моникой»

Городские подростки из бедных семей, Харри и Моника бегут на моторной лодке от неустроенности своей жизни и неопределенности будущего. На самом деле быть вместе им никто не запрещает, но они оба хотят забыть о своем одиночестве и несчастье, вырвавшись на свободу. А там – любовь, эротика, трепет и красота, которые прозаично иссякнут, когда в их идиллию ворвется бывший парень Моники. Попытка бежать от реальности разобьется о быт, когда у влюбленных кончатся деньги и еда, и им придется вернуться назад – в мир, лишенный мечты и чувства.

Далее: «Земляничная поляна»
2/8

О том, что у вас не будет шанса начать все сначала, — «Земляничная поляна»

Самая известная картина шведского мастера рассказывает о глубоко пожилом профессоре, который блуждает по собственной памяти, возвращаясь в свое детство, и пытается переосмыслить свою жизнь. 39-летний Бергман как бы предупреждает: если вам снится пустынный город и абсолютная тишина, у прохожих нет лиц, а у часов – стрелок, значит, пора задуматься о старости и о том, что по-настоящему ценное и настоящее вы расскажете внукам и вспомните сами.

Далее: «Седьмая печать»
3/8

О том, что вопросы важнее ответов, — «Седьмая печать»

Средневековый рыцарь Антониус Блок играет в шахматы со Смертью и заодно забрасывает ее экзистенциальными вопросами. В чем истина человеческого существования? В чем смысл земного пути? Как верить верующим, когда не веришь даже самому себе? В этой символической притче Бергман вместе со своим героем пытается вырваться за пределы внушаемой веры и постичь простую формулу бытия – которая, конечно, непостижима. На своем пути Блок встречает странствующих артистов, чем-то напоминающих Марию, Иосифа и маленького Иисуса, и предостерегает их о чуме, бушующей в деревнях. В этом спасении он видит искупление своих земных страданий. Вот только Смерть по-прежнему идет за ними следом.

Далее: «Сквозь тусклое стекло»
4/8

О том, как важно постигать еще не открытое в себе, — «Сквозь тусклое стекло»

Первая часть бергмановской «трилогии веры», которую составляют еще «Причастие» и «Молчание», продолжает копание режиссера в богоборческих вопросах. Карен верит в Бога, но никак не может постичь его до конца — точно так же, как и члены ее семьи не могут разобраться в себе. Младший брат Карен страдает от одиночества и приходит в еще большее отчаяние после инцеста с ней; отец, тоже добивающийся ее близости, так и не обретает веру; а муж страдает от собственного бессилия. Виной всему – тьма, которая грозит проникнуть в каждого человека, кто не может познать самого себя и своего ближнего.

Далее: «Персона»
5/8

О масках и ролях, которые мы играем в жизни, — «Персона»

Любимые актрисы Бергмана – Биби Андерсон и Лив Ульман – разыгрывают диалог (а точнее, монолог, ведь говорит только одна из них) актрисы, внезапно замолкшей прямо на сцене, и сиделки, которая отправилась с ней к морю, чтобы вывести ту из оцепенения. Бесконечные и сокровенные истории героини Лив Ульман – исповедь души, которая выходит на первый план перед маской – безмолвной актрисой. Они сливаются воедино в одном из самых знаменитых кадров в истории кино, когда из двух половинок складывается одно лицо, одна Персона, исполненная внутренних противоречий, конфликтов и мыслей.

Далее: «Сцены из супружеской жизни»

О том, что каждая семья несчастлива, — «Сцены из супружеской жизни»

Двое актеров разыгрывают семейную жизнь на крупных планах в течение трех часов, практически не выходя за пределы искусных интерьеров, с нулевой музыкальной составляющей. Жизнь как она есть – перед вами семь лет из благополучного, казалось бы, брака, который постепенно разъедают изнутри злополучный быт, мелкие и крупные ссоры и даже драки. Расставание неминуемо и необходимо лишь для того, чтобы в очередной раз осознать свою любовь. С любимыми не расставайтесь.

Далее: «Осенняя соната»
7/8

Об отчуждении отцов и детей — «Осенняя соната»

А точнее – матерей и детей. Ингрид Бергман, никогда ранее не работавшая со своим великим однофамильцем, создает образ нелюбви, дремлющей внутри материнского сердца, рождающейся из боли, взаимных упреков, многолетних обид и нереализованных надежд. Как и всегда у Ингмара Бергмана, на женских героинь ложится огромный груз ответственности за самое хрупкое – душевную связь между ребенком и родителем, которую так легко порвать и почти невозможно возобновить.

Далее: «Фанни и Александр»

О том, что спасение кроется в детских фантазиях, — «Фанни и Александр»

Многолюдная и многослойная семейная сага, в центре которой – юный Александр, автобиографическое воплощение самого Бергмана, который в этой своей поздней работе вновь возвращается в детство. Именно там, в этом потерянном рае, окутанном таинственным и мистическим, он видит истинное очарование жизни и филигранно воссоздает на экране давно минувшие годы начала XX века. Кипящие будни семейства Экдаль, живущего в мире страстей и противоречий, уравновешиваются одним персонажем – стариком Якоби, как бы наблюдающим за всем со стороны. На мгновение может показаться, будто он – тот самый профессор, вернувшийся на свою земляничную поляну, который благодушно и покорно готов исполнить свое последнее предназначение, уходя в небытие.

Далее: «Лето с Моникой»
Поделиться с друзьями!
Главное сейчас
Смотрите также
История моих просмотров
СкрытьПоказать