Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Наверх
5 февраля 2019, Кино Mail.ruстатьяИнтервью

Анна Слю: «Не люблю бояться, люблю веселиться!»

Одна из самых неординарных актрис российского кино, обладательница приза «Кинотавра» за лучшую женскую роль рассказывает о совершенно новом для себя киноопыте — съемках в хорроре

До «Рассвета» у вас какие отношения были с хоррорами? Как зритель вы ими интересовались?

— У меня вообще нет с ними отношений, я не хожу на них никогда и даже дома не смотрю. Если меня позовут на фильм ужасов, я, скорее всего, не пойду. Не люблю бояться, люблю веселиться! (Смеется.) То есть до «Рассвета» я была совсем неискушенной в этом жанре. Но Паша (Павел Сидоров, режиссер «Рассвета» — Прим. ред.) меня заразил, он мне прислал огромный список фильмов, которые я обязана посмотреть.

Огромный – это сколько наименований? Вы все посмотрели?

— Там было около 15 фильмов, отсортированных по годам. Я так понимаю, это ключевые ленты. Точно помню, что были «Зловещие мертвецы» и «Паранормальное явление». Но я все посмотрела, конечно, я же отличница!

Фильмы ужасов вам в целом не нравятся, но «Рассветом» вы все же заинтересовались, почему?

Я же актриса, у меня другие ориентиры. Я, например, не люблю фильмы про войну, а сняться в такой ленте мечтаю. Это просто интересный опыт с точки зрения существования в кадре, его неоткуда брать в жизни. Вот и в «Рассвете» был интересный опыт: я играю девушку с раздвоением личности, ей изменил муж, она его убила и считает, что она не виновата.

Я актриса дотошная. Когда стала заниматься этим вопросом — раздвоением личности, — выяснилось, что его никак нельзя сыграть, кроме как понаблюдав за конкретным человеком с раздвоением. У меня есть подружка, которая занимается преступниками, она мне кинула ссылку на соответствующие видео. Суть в чем: любой человек ведет внутренние разговоры с самим собой. Но если у человека внутри собеседников больше, чем один, значит, он в зоне риска. У меня их больше, поэтому я свою героиню и понимаю!

То есть вам эта роль легко далась?

— Нет, было сложно именно по той причине, что это не совсем бытовое существование. Со мной же не происходило в жизни ничего такого, что-то страшнее ГБУ «Жилищник» Тверского района я не видела. Здесь вопрос в том, как ты себе представляешь собственный испуг.

Чем вас в кино проще напугать — картинкой или звуком?

Меня пугает психологическое нагнетание, саспенс. Вот «Сияние», например, — это действительно страшное кино. Ну и звуки неприятные еще, но от них скорее не страшно, они больше бесят. Сидишь, и вдруг — бабах! А это что-нибудь упало в кадре, оказывается, ничего плохого еще не случилось. Вот такие тупые пугалки раздражают.

А на съемочной площадке «Рассвета» было что-то, что вас испугало?

— Там было много всяких резиновых штуковин — пластического грима. Он впечатляет — и он реально неприятный. Мне не приходилось его носить, но был случай: я зашла в гримерку, села, начала с девочками болтать. Вижу, что кто-то сидит сзади, то есть кого-то еще гримируют. Я при этом в зеркало не смотрю, поскольку гримеру доверяю. А потом взглянула, а там отражение того, кто за спиной. Было… неприятно!

Я слышал, была еще какая-то впечатляющая и жуткая локация, на которой шли съемки.

— Да, локация была очень крутая, какой-то НИИ (интерьеры вымышленного НИИ сомнологии снимали в здании Московского института биоорганической химии РАН — Прим. ред.). Невероятное место, я такого никогда не видела. Давно уже снимаюсь, знаю, что есть локации, на которые ты так или иначе время от времени возвращаешься. А эта — уникальная: советская архитектура 1970-х, которая почему-то похожа… ну, на Америку 1940-х, может. (Смеется.) Короче, невероятная, волшебная красота!

То есть вы — поклонница индустриальной эстетики?

— Да, но я подчеркиваю, это именно 1970-е годы.

Вы вообще впечатлительный человек?

— Да.

Собственные сны часто запоминаете?

— Всегда!

А во всякие потусторонние вещи верите?

— Конечно, а почему нет?

Многие зрители на вас обратили внимание благодаря роли в дилогии «Дозоры». Тот факт, что вы в этих фильмах снялись, как-то связан с вашим интересом к метафизическому?

— Нет! Я же говорю, я актриса, у меня другие критерии выбора. Мне всегда интересно, как изнутри выстроена работа над фильмом. И, естественно, что за люди над ним работают. Это не обязательно должны быть мои знакомые — просто классные интересные люди, у которых я чему-то смогу научиться. Сценарий при выборе проектов тоже имеет значение — но, опять же, если у меня главная роль, он важен, если второстепенная — в меньшей степени.

Вы до съемок в «Рассвете» поставленные Павлом Сидоровым клипы видели?

— С Пашиными работами я, конечно, была знакома, считаю, что это талантливо. «Ленинград» я давно не слушаю, но любила, когда была в институте. Знаю группу еще с тех пор, когда в ней был Вдовин. Первые три альбома «Ленинграда» до сих пор помню наизусть.

В саундтреке «Рассвета» «Ленинграда» нет, зато есть «Комсомольск» и Icepeak. Эти группы вам близки?

— Я их не слышала, может, это мое, просто я об этом еще не знаю. Мне вот нравятся Хаски, Pharaoh…

Давайте к самому фильму вернемся. Говорят, у картины в будущем может появиться не только продолжение, но и приквел, который будет называться «Секта»…

— Я сама об этом впервые только вчера услышала! (Смеется.)

Анна Слю на съемках фильма «Рассвет»

Для вашей героини место в «Секте» найдется?

— Я очень на это рассчитываю и надеюсь! Мне понравилось работать с этой командой, мне очень нравятся ребята-продюсеры, они очень крутые.

Расскажите чуть подробнее о работе с Павлом Сидоровым, для него это все-таки дебют в полном метре.

— Паша тоже крутой! Да, он дебютант, да еще и для меня это был жанр неисследованный. Но Паша очень хорошо ориентируется в теме и точно формулирует задачу. Мне кажется, это очень важный навык для режиссера. Он очень четко знал — по крайней мере, со мной, — что ему от меня надо. Для меня это очень важно — независимо от опыта артиста, все равно можно впасть в такое состояние, когда тебе нужен кто-то, кто подскажет.

Я считаю, если ты сделал все, что сказал режиссер, и если режиссеру эту надо — то есть он дает тебе такой зазор, — ты можешь сделать еще что-то сверх. Мне кажется, первичная задача любого артиста – выполнить максимально пожелания режиссера.

Вы с Оксаной Акиньшиной в «Рассвете» в кадре встречаетесь?

— Нет, к сожалению.

Она играет мать главной героини Светы, 20-летней девушки. Между тем, Оксана – сама, в общем-то, молодая женщина…

— Но Оксана же играет маму героини в прошлом. В фильме есть воспоминания, и в них она появляется. Плюс еще вводная часть, в которой предыстория.

Вчера на пресс-конференции актер Александр Молочников, ваш коллега по «Рассвету», довольно ехидно шутил про то, что вырос на фильмах Акиньшиной…

— Почему ехидно?

Ну, Александр всего на пять лет младше Оксаны.

— Слушайте, это как раз те самые пять лет, когда кто-то еще сидит дома перед теликом и тупит, а кто-то уже снимается. В «Сестрах» Оксана снималась еще ребенком. Я ее вообще старше, но уже видела ее на экране, когда сама еще не снималась в кино. Это ни о чем не говорит, просто Оксана – невероятная барышня, потрясающая актриса. Как в детстве она была очень крутой, так и сейчас вне конкуренции — ну, для меня лично.

Беседовал Сергей Оболонков

Поделиться с друзьями!
История моих просмотров
СкрытьПоказать