Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты

Отзыв редакции к фильму «Римские приключения»

Алена Данилова
4 июля 2012
8
Алена Данилова поставила оценку 8 и написала отзыв к фильму «Римские приключения»
О вечном

Вуди Аллен переместился из Парижа в Рим, сменил обойму ослепительных звезд в титрах и, в принципе, не сделал ничего для себя нового — в том числе опять показал безупречное кино.

Одно время ходили слухи, что «римский» фильм Аллена навеян Декамероном. Режиссер сам их опроверг, но в этом, конечно, не было необходимости. Новеллы в «Римских приключениях» повествуют в отличие от новелл Боккаччо не столько о любви, сколько об иной могучей силе — славе и иной могучей страсти — тщеславии. И, разумеется, как всегда, еще о том, как безумен этот безумный мир.

Пожилая пара (она — Джуди Дэвис, психиатр, он — Вуди Аллен, бывший оперный режиссер) приезжает в Рим, чтобы познакомиться с итальянским женихом своей дочери (Элисон Пилл). Отцом молодого Микеланджело оказывается владелец похоронного бюро, который поет в ванной, как второй Карузо (играет и поет настоящий тенор Фабио Армилиато). Нью-йоркский оперный пенсионер не может пройти мимо итальянского самородка, но — вот незадача — вне душа «Карузо» исполняет арии, как гробовщик. Стоит ли говорить, что Аллен-комик, не расставаясь со своим привычным амплуа, с годами не теряет обаяния. А вот эксцентричность истории про тенора с мочалкой для последних лет даже свежа и стремится к сатирическим высям, переходящим в философскую стратосферу.

Именитый архитектор Джон (Алек Болдуин) возвращается в Рим, где бывал в юности, и знакомится с абсолютной копией 20-летнего себя — студент-архитектор Джек (Джесси Айзенберг) живет на той же улице и, видимо, планирует совершить те же «ошибки молодости», потому как на горизонте появляется сексуальная, бесшабашная, глуповатая и неотразимая подруга его девушки — Моника (Эллен Пейдж). Джон принимается опекать своего неопытного протеже, трансформируясь на время любовных треволнений в его вездесущее alter ego. Впрочем, главная прелесть сюжета не в этом абсолютно вудиалленовском ходе, а в патологичности Пейдж, которая играет бесподобно банальную сердцеедку со взглядом психопатки. Режиссер виртуозно препарирует очередной женский тип, и актриса в нем — органична до тошноты.

Важнейшая из четырех новелл сыграна Роберто Бениньи, которого не было в кино со времен «Тигра и снега», и рассуждает о славе напрямую. Простой, лишенный всяких достоинств и талантов римлянин однажды утром просыпается знаменитостью. Над тем, как современный мир возносит своих ничтожных кумиров, Вуди Аллен насмехается так яростно, словно имеет в виду кого-то конкретно, серьезно ему насолившего. А заметно постаревший Бениньи в конечном итоге играет неожиданно трагический финал этого фарса в тыняновском духе.

Параллельно всем сюрреалистичным историям протекает еще одна — богатая на перипетии и самая бытовая. Молодожены приезжают в Рим для встречи с влиятельными родственниками, которые должны обеспечить карьеру вялого, но тщеславного Антонио (Алессандро Тибери). Однако вмешательство Пенелопы Крус в роли проститутки, ноги которой не кончаются, и массы других персонажей — от знаменитого и сластолюбивого актера до гостиничного грабителя — придает повествованию ритм и стилистику бойкой комедии положений, собственные достоинства которой сомнительны. Впрочем, из песни слова не выкинешь — и двойной адюльтер неопытной парочки, подверженной пиетету к сильным мира, гармонично вплетается в четырехуровневую конструкцию фильма.

Оглянувшись назад, зритель вынужден будет признать, что «Римские приключения» для Вуди Аллена — простое кино, практически лишенное восхитительных поворотов сюжета его недавних картин вроде «Матч-пойнта» или «Полночи в Париже». Удовольствия от просмотра это, однако, не портит. И с какой бы стати? Истории Аллена по-прежнему ироничны и изобретательны, его юмор — настоящий убийца, а манера рассуждать о пороках человеческих, словно маленький очкастый господь бог из Нью-Йорка, обескураживает и покоряет. Все — как всегда. Что ж, Рим — тоже называют вечным, и еще никому не приходило в голову на это жаловаться.