Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты

Отзыв редакции к фильму «Сумерки. Сага. Рассвет. Часть II»

Маша Вильямс
14 ноября 2012
8
Маша Вильямс поставила оценку 8 и написала отзыв к фильму «Сумерки. Сага. Рассвет. Часть II»
Выйти из сумерек

В последней части вампирской саги Беллу наконец-то нормально накрасят, Джейку отведут почетное место на коврике, а клан Вольтури подавят морально.

Моментально восстановившись после длительных родов и как-то вообще незамеченной смерти, Белла воскресает к новой жизни: питается кровью убитых животных, скандалит с Джейкобом по поводу клички, которую тот придумал для Ренесме, борет Эммета одной рукой и занимается сексом с Эдвардом еще активнее, чем раньше. Дочь Беллы растет — тоже с ненормальной скоростью. Однажды ее замечают на прогулке и тут же доносят Вольтури. Те собираются покарать Калленов за, как они думают, преднамеренное обращение ребенка в вампира. Выяснять отношения соберется очень много народу.

Если в первой части «Рассвета» все силы ушли на эпизоды свадьбы и родов, то часть вторая богата исключительно сценой финальной схватки. С одной стороны выступают Каллены и сочувствующие (это, надо сказать, очень интернациональная бригада, включая оборотней), с другой — мертвяки Вольтури в капюшонах. Будет очень круто, местами совсем уж трагически, но в конце еще и неожиданно.

Остальное же, включая взросление удивительного ребенка, становление Беллы как вампира и ошеломительные новости для ее папы, новое положение Джейка — все это как-то бегом, бегом, урывками, с ударной дозой анимации, скорее-скорее, чтобы успеть на последнюю битву. Это можно было предвидеть, как и то, что умело наложенный макияж никак не повлияет на способность Кристен Стюарт выражать эмоции. Зато в последней части толчется куча новых персонажей, и вдобавок каждый — со своими уникальными способностями, что на какой-то момент делает «Сумерки» до смешного похожими на «Людей Икс».

Несколько скрашивает это шоу фриков, как ни странно, фрик главный — Аро Вольтури в исполнении Майкла Шина. Ему, наконец, удалось сказать больше двух-трех фраз подряд, сделать несколько красивых жестов и сыграть хоть что-то, кроме движения бровями, означающего обычно «а этого — убить».

Вообще, ругать или хвалить последнюю часть чего бы то ни было совершенно бессмысленно. Как бы ни была она хороша или плоха, она всегда заключает в себе одну и ту же мысль: все на этом свете кончается. Даже «Гарри Поттер» или «Ефросинья». Поэтому пусть у бессмертных Калленов и дальше все складывается хорошо, но уже без нас.